«Та же львиная голова, высоко закинутая назад; тот же по-прежнему «пронзающий», пытливый, упорный взор; те же железные здоровье и энергия, которым нет износа, о которых свидетельствует вся его крепкая, широкая, несколько потучневшая фигура... О! он, конечно, знает свои силы, знает себе цену»...


Крамской: «Бог с ним, с Куинджи. Пусть его прославляется. Для меня давно вещь решенная, что все выходящие из ряда вон люди несоциальны. Обыкновенные смертные нуждаются друг в друге, а не силачи».


«У натур, подобных Куинджи, это страстное отношение к себе и, еще в большей мере, к продуктам своего творчества постоянно выражается в элементарно-непосредственной форме - там, где другие, не менее честолюбивые, усилием воли подавляют свои чувства и помалкивают, эти люди «стихийного я» - без всяких зазрений, с ребяческой непосредственностью выкладывают все наружу»....

«Вечер на Украине»